Альпийские горки

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Бельведер — один из красивейших венских дворцовых комплексов, существующий с XVII века. Два замка и регулярный французский парк с фонтанами непременно посещают все туристы. Тем более что в так называемом Верхнем Бельведере расположены музеи и галерея живописи XIX и ХХ веков.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Верхний Бельведер — сейчас здесь располагаются музеи и картинная галерея

Во время нашего пребывания в Вене там проходила выставка картин Оскара Кокошки, и её реклама по всему городу постоянно напоминала об оставшейся в Москве любимой кошке, которую, по чистой случайности, тоже так зовут. Но, презрев всеми признанные сокровища дворца, мы устремились направо, в маленькую калиточку, за которой находится сокровище для избранных: старейший в Европе альпийский сад, известный как альпинарий Бельведера.

Основанный где-то в 1803 г. эрцгерцогом Иоганном (

), он был перенесён в Бельведер в 1865 г. и принимает здесь посетителей с марта по август вот уже более 140 лет. Территория невелика, и её границы просматриваются из любой точки, хотя и перекрываются то там, то сям громоздящимися «горами». Небольшой домик работников сада, незамысловатая обстановка из пары скамей, по полбревна на каждую, и столик из широкого спила — вот и всё, больше не помещается. Узенькая — такая, что не разойдёшься, — тропинка из крупного речного песка петляет среди «гор» и поднимается на насыпи вдоль заборов.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Альпинарий Бельведера — старейший в Европе альпийский сад

Здесь среди разросшихся кустарников поселились старые знакомые, любители тени: папоротники, очень розовый ландыш, триллиумы (Trillium sessile

 Rubrum), пятнистые китайские подофилы (

), белоцветник (

) в гуще плюща и канадского копытня.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Trillium sessile ‘Rubrum’

Было время цветения древовидных пионов и рододендронов — самых выдающихся кустарников, как в средней Европе, так и в средней полосе России. Они занимали плоские участки альпинария.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Время цветения древовидных пионов и рододендронов

Несколько крупных листопадных деревьев, древние коренастые хвойные карликовых сортов и эфедры разбавляли зеленью их яркие массивы. Хотя и среди них находились очень привлекательные — как, например, японская сосна

 Oculusdraconis. Это уникальный сорт с полосатыми иглами: на каждой хвоинке два жёлтых пояска. Если посмотреть сверху на почку, то кажется, что она окружена жёлтыми концентрическими кругами. Может, глаз дракона так и выглядит.

Кустарниковые пионы — удивительные растения, которым удаётся сохранить всю свою пышность даже в нашем климате. И это при минимальном уходе. Среди них были и видовые, например, пион Ости (

) с простыми чисто-белыми цветками. Но всё же рододендроны не знают себе равных по яркости и разнообразию окрасок.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Слева — пион Ости (Paeonia ostii), справа — рододендрон ‘Kirin’

Пугающее обилие сортов мешает воспринимать названия. И только некоторые привлекают особой оригинальностью форм. Вечнозелёный р. Вильямсона (

) с необычными округлыми листьями и поникающими широкими колокольцами бледных цветков. Растёт очень медленно, достигает 1,5 м высоты, но…не для нас.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Рододендрон Вильямсона (Rhododendron williamsianum)

Японский сорт ‘Kirin(‘Coral Bells’, ‘Daybreak’, ‘Pink Beauty’) из числа древних курумских гибридов бросается в глаза прежде всего мелкими, но очень яркими цветками, и только приглядевшись, можно заметить, что венчики двойные. А что до

 ‘Linearifolium’ (бывший R. macrosepalum

 ‘Linearifolium’), то мы не ожидали, что рододендроны могут быть с такими тонкими лепестками: от них почти ничего не осталось. Это тоже японский сорт, в Европе его называют «паучьей азалией».

Строение собственно альпийских горок непривычно. Если сейчас, как правило, делают широкие возвышенности, подпёртые каменными стенками и покрытые сетью дорожек, то здешние горки состоят из массивных камней (видимо, известкового туфа), поставленных друг на друга пирамидой. Высота их достигает 3 м. В щелях между камнями, в кавернах, покрывающих их поверхность, сидят полыни, тимьяны, молодила и огромные яркие охапки жаростойких крестоцветных вроде розовых крылотычиночников (Aethionema pulchellum = A. grandiflorum

) с Ближнего Востока.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

На дорожки вываливаются подушки желтых алиссумов и белых иберисов

Как и в любом альпинарии, не обошлось без птилотрихума колючего (Ptilotrichum spinosum = Alyssum spinosum

). Его подушки, взбитые извилистыми стеблями и колючками, достигают устрашающей величины и держатся на совершенно отвесных камнях. Что не удивительно: его родина — скалы южной Франции и Испании. Он имеет две формы: с белыми и розовыми цветками. Спадают с гор и вываливаются на дорожки монохромные подушки пурпурных обриет, жёлтых алиссумов (дикий Alyssum saxatile

 и сорт ‘Сitrinum лимонного цвета), белых иберисов (Iberis sempervirens

)— отличное сочетание, которое часто можно видеть и в частных садах.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Молочай твёрдый (Euphorbia rigida)

Под стать крестухам и представители других семейств: молочай твёрдый (Euphorbia rigida

), который, кажется, не нуждается ни в поливе, ни в почве, и обычные местные мыльнянки (Saponaria ocymoides

).

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Ramonda myconii

На отвесных стенках, но в тенистых щелях, у сочащейся воды гнездятся рамонды и хаберлеи (обычно

и

) — обязательная пара любого приличного альпинария. Эти капризные обитатели скалистых высокогорий Средиземноморья совершенно не выносят зимнюю сырость, а с другой стороны — летнюю засуху.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Haberlea rhodopensis

У покатых подножий, умеренно прополотых (или умеренно заросших), что создавало эффект естественности и старины, обращали на себя внимание мощные куртины бобовых: трагакант (

) — представитель группы колючих кустарниковых астрагалов, обитающих в степях и пустынях, и кавказский высокогорный астрагал (A. sanguinolentus

) в двух формах: белой и розовой.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Слева — Helleborus foetidus, справа — Globularia nudicaulis

Были, естественно и неизбежные дроки и ракитники (в частности, дрок испанский (Genista hispanica

), напоминающий колючками отечественный дрок германский, и Cytisus emeriflorus

). Широко представлены растения нижних поясов европейских гор. Тут и морозники многораздельный (

) и вонючий (H. foetidus

), которому не мешают сеяться где попало, и кавказский котовник Муссина (Nepeta mussini

), и средиземноморский молочай столбовидный (Euphorbia characias

), лучший из всех, по мнению Гертруды Джекил.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Gentiana acaulis

Всё это перемежалось ковриками собственно альпийцев. Присутствовали горечавки (Gentiana acaulis

), глобулярии (Globularia cordifolia

, G. nudicaulis

), ещё не распустившиеся дриады (

), замечательный язвенник горный (Anthyllis montana

) и армерия можжевелолистная (

). Обычна в западных садах сон-трава албанская (

), представленная кремовой формой. Она образует удивительно крупные куртинки.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Pulsatilla albana

Вот тебе и альпинарий, чего здесь только ни встретишь! Занесло сюда из канадских тундр ничем не примечательную лесквереллу (

), из североамериканских пустынь —

 (сем. гречишные!), а из Алжира прибыл невзрачный «ноготок» (Othonnopsis cheirifolia = Hertia cheirifolia

). Азарина распростёртая (

) из Пиренеев так прижилась, что даже забралась на кирпичную стену домика.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Слева — Asarina procumbens, справа — Enkianthus campanulatus

Как узнать заранее: что будет жить у нас, а что нет? Только опытным путем. Высиженные в креслах теории хороши лишь для научных отчётов. Кое-что из увиденного мы пробовали держать в Подмосковье и наглядно убедились в разнице климата. Здесь разваливались под тяжестью соцветий сирени: афганская (Syringa protolaciniata = S. afganica

) и Мейера (S. meyeri

), некогда почившие у нас.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Слева — Spiraea prunifolia ‘Plena’, справа — Syringa mejeri

Сколько раз заводили махровую спирею (

 Plena), столько же раз она и выпадала, хотя ей и приписывают зимостойкость до 4-й зоны. Здесь же она выглядела отлично.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Rosa hugonis

Жёлтая китайская роза (

), что радует нас дома тремя жалкими веточками, в Вене вырастает этакой двухметровой копной. Кстати, это, пожалуй, единственная роза в саду.
Разжиревшие дафны, даже вечнозелёная Daphne pontica

, явно не испытывали никакого влияния погодных условий. Вся в бутонах стояла вечнозелёная калина Давида (Viburnum davidii

) из западного Китая, а у нас даже листопадная складчатая обмерзает до основания.

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Слева — Daphne pontica, справа — Daphne cneorum

Была и совсем экзотика.

 (одноимённое семейство) из Тайваня и Японии с зелёными цветками, сплошь состоящими из тычинок. Невиузия алабамская (

) из розоцветных с юго-востока США — маленький листопадный кустарник из розоцветных тоже, как нарочно, украшенный пучками тычинок под пару своей более известной соотечественнице фотерджилле (

). А вот японский

 (вересковые) — вроде, зимует такой в ГБС в Москве, только кто его видел.
И под конец совсем нечто: огромная вечнозелёная лиана с одуряющим запахом невзрачных восковых цветочков

 (лардизобаляновые, Центральный Китай). Но такая уж наверняка у нас жить не будет. Хотя… Вот родственная ей акебия пятилистная живёт же, правда кое-как…

Бельведер, Вена, апрель: прогулка по альпинарию

Слева — Picea abies Rosengarten, справа — Clematis montana ‘Pink Perfection’

Особый отдел, калитку в который сторожили всё те же кустарниковые пионы и изящные дейции (

eutzia gracilis

), представляет японский садик с бонсаи, прикованными к столикам. Пожалуй, самое необычное, что в нём было, — штамб с коллекцией микроскопических ёлочек-прививок под шуточным названием

, да ещё распространённый в озеленении княжик (

 Pink Perfection).

Это картина, которую можно наблюдать в конце апреля. А сколько их сменится в течение сезона! Сколько удивительного обещало множество маленьких ненавязчивых табличек, сопровождающих некие пока непримечательные листья. Считается, что коллекция насчитывает около 4000 растений. Кстати, этикетаж достоин особой похвалы: можно было найти название практически любого растения, и оно соответствовало действительности.
Наталия Шевырёва

Возможно, вам также будет интересно:

Развернуть ▼
Свернуть ▲
Предложения магазинов:

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»